Центральная городская библиотека для детей и юношества г. Новоуральска
Email
Поиск
На домашнюю страницу Контактная информация Карта сайта
Каталоги и ресурсы  
О нашей библиотеке
Каталоги и ресурсы
Детский
мир
Тебе, тинейджер
Для молодежи
Для
взрослых
Виртуальная справка
Сайт в каталоге Апорт


Яндекс цитирования

 

Новоуральск и Верх-Нейвинский

 

Культура Новоуральска. Поэты и писатели Новоуральска.

Александр Никитич

поэт Александр НикитичСам о себе: «Александр Никитич (Беляев Александр Никитович).
Родился в 1936 году, 4 февраля в семье военного, поэтому более 2-х лет на одном месте не жили. Исколесил Сибирь, Дальний Восток, Монгольскую народную республику.
В 1953 году вернулись на Урал.
Служил на Тихоокеанском флоте.
Закончил историко-филологический факультет Свердловского пединститута в 1964 году. Работал в школе, лицее.
С 1953 года печатаюсь в периодике».

поэт Александр Никитич«Александр Никитич — настоящий друг Юношеской библиотеки.
Человек удивительный, добрый, всё понимающий и на всё имеющий свое нетрадиционное мнение.
Человек, любящий людей и особенно детей, всегда готовый поделиться с юными дарованиями своим опытом, советами.
Бессменный и очень доброжелательный член жюри всех городских детских поэтических конкурсов.
Замечательный, талантливый, умный поэт, поэт от Бога, стихи которого всегда современны, а поэзия наполнена глубоким содержанием и высоким мастерством.
Тонкий ценитель и творец искусства.
Редкостный, активный читатель, без которого жизнь библиотеки была бы не столь интересной и яркой». (Нина Елфимова).

«Стихи Никитича — грустные и изысканные, уводящие в „фиолетовость бархата в жемчуге“, они влекут к себе, как тайна, „непонятная и пьянящая“. От них становится легче, когда „захлестнет тоской обыденность“. Они уводят в мир ирреальный, где „хулиганит звездный вечер“, где можно постоять „под звездным душем“, обнять „ароматнейшие плечи“…». (редакция «Нашей городской газеты»).

«Александр Никитич (Беляев) — один из самых талантливых поэтов города. Своеобразный размер, своеобразное видение окружающего.
Погрузитесь на несколько минут в его необычный духовный мир, в прелесть истинной поэзии». (Галина Аверьянова).


О НАСТОЯЩЕМ

В небе слабые блики уставшего солнца,
А быть может, это облака просто,
Переливами света и тени сотканные?
Или это воспоминания о прошлом?

И короче стали времен расстояния,
И душу ласкают воспоминания -
Ведь на очень грустном мы ставим прочерк
И всегда искусно лакируем прошлое…

И ругаем невзрачное настоящее:
Вот ведь, жили когда-то и будем в будущем?
И скребет сердце что-то щемящее,
И тоску неясную, непонятную будит.

Настоящее ж — это реальность в кипении,
Где можно согреться, а можно обжечься,
Изумительное солнцевращение
В изумительном круге — вечность!

Ну а прошлое? Прошлое — это погосты
И надежд, и дерзаний, и слав, и любовей,
Где замедленно тлеют их белые кости,
Что когда-то схоронены были тобою.

И мы в будущем ищем удовлетворения
И мечтам, и запросам, и разным стремлениям,
Ну а будущее, ставшее настоящим,
Вызывает такое чувство щемящее!

Но для нас притягательней, как говорится,
Лишь журавль в небе — не в руках синица,
Свет закатный прошлого и восходный будущего,
И красиво — что было, и прекрасно — что будет!..

А на небе блики лазурного света,
И природа, устало под маревом спящая,
И никто никогда не сумеет ответить,
В чем секрет неприятия настоящего?


* * *
Фиолетовость бархата в жемчуге
И распахнутость глаз манящая,
Вся волнующая и женственная,
Непонятная и пьянящая.
Но исчезнет великая тайна
В затухавших огнях карнавала.
И нахлынет опять отчаянье
Безудержным девятым валом,
Захлестнет тоскою обыденность
Неопрятностью жен зловредною,
Вдруг глупеющих до обидности
И мельчающих до непотребности.
Для чего же творим кумира,
А потом жестоко развенчиваем?
Но маняще останется в мире
Миф с загадочным именем — ЖЕНЩИНА!


О ГРАНЯХ ВРЕМЕНИ

Как это ни странно,
Но время — четырехгранно.

Судите сами, проявив остроту ума:
Весна, лето, осень, зима.

На месяц посмотрите с той же целью,
Он разделен на четыре недели.

И сутки все повторяют точь в точь:
Утро, день, вечер, ночь.

Смотрим далее, коли думать не лень:
Год, месяц, неделя, день.

И, наконец, до мыслей бунта:
День, час, минута, секунда.

Как видим, откровенности не тая,
Интуиция прозревает глубину бытия,

Показывая раз за разом,
Что скрыто от нашего разума,

И что влечет в бескрайние дали…
Но это лишь одна сторона медали.


МЕЧТЫ О ХОРОШЕЙ ПОГОДЕ

Дождем набрякшее небо совсем придавило землю.
День скользкой амебой втянул и дома, и зелень,
И полз, противный и скользкий, таща на хвосте вечер,
И не понять, сколько тянется эта вечность.
Лишь у черты неровной, вычурной и фасонной,
Застенчиво, очень скромно прорезалась кромка солнца.
И шевельнулась надежда, что в жизни все не напрасно,
Что серые наши одежды только до дней ясных,
Что часто или не часто, все же штормит море,
И чтобы познать счастье, надо хлебнуть горя.
Глобально ль, в масштабе ль местном
                    судьбу не обманешь уловками,
Давно ведь общеизвестно: бесплатен лишь сыр в мышеловке.
И пусть набрякшее небо, и мрак придавил сильно,
Солнце душистым хлебом выкатит в бездну сини!
1992 г.


О ПРОРОЧЕСТВАХ

Мне гадалка напророчила: счастье, мол, с тобой братается,
Только что-то уж не очень это с жизнью сочетается.
А еще она талдычила о богатстве непременном,
Только это можно вычеркнуть как вранье обыкновенное.
А еще она нашептывала, что купаться буду в славе я, —
Как фальшивые нашлепки те слова ее лукавые.
А быть может, неоцененны и, как надо, не прочувствованы
Измененья постепенные, что ведут, конечно, к лучшему?
Счастье — это легкий дым, горьковатый и тревожный -
Что имеем — не храним, не оцениваем должно.
Может лишь в конце пути, поглядев назад невольно,
Видим — удалось пройти тропы жизни все достойно,
Что сумели разобраться и понять — верны приметы:
Счастье, слава и богатство — это только наши дети!
Изменяясь, все течет, но нам никогда не поздно,
Если вдруг не повезет, прыгнуть в уходящий поезд.
1996 г.


ТРЕВОЖНО

Невнятно что-то поманило
Неуловимым ароматом.
Когда-то это вроде было:
Надежды, чаянья, утраты.

И что вдруг легло тоскливое,
Неловкое и непонятное,
Как над уснувшими заливами
Туманы плотные и ватные.

Споткнулась чинная размеренность
Необъяснимою неловкостью,
И навалилась неуверенность
Какой-то ноющей неброскостью.

И вот уже одни неясности,
Вялотекущей жизни бренности -
Ни до свидания, ни здравствуйте,
Ни скрытности, но откровенности.

Все неприютно, неоформленно,
Пульсирую таким коллоидом,
А мне бы — яркими офортами,
Что под стеклом или целлулоидом.

Где перспектива не изломана
Необъяснимой деформацией,
Где за коринфскими колоннами
Сама пленительная грация…

Невнятно что-то поманило,
Неоднозначное и сложное.
Потом, как будто отпустило.
Но почему же так тревожно?


БЕРЕЗЫ

Под серым дождем березы
На землю роняли слезы,

Грустили о том несбывшемся,
В холодном дожде растворившемся.

И шелест их изначально
Был каким-то печальным.

И тихо звучал на рассвете
Тоской о бушующем свете,

О красках былых идилий,
Что душу так бередили,

И были идилии эти
Сказками милого лета.

Березки, тем сказкам внемля,
Роняли листву на землю

И ждали, чего-то ждали,
Придавленные дождями.


ОДИН ДЕНЬ В ОСЕНИ

Легкость токкаты,
                    прозрачная легкость токкаты,
В сердце светлая грусть,
                    в многоцветье осенний день,
Растворяются горести,
                    исчезают утраты,
Уходит разная
                    прочая дребедень.
Легкость токкаты,
                    паутинки в осеннем небе
И деревьев пламя
                    в очень глубокой сини.
Светло на сердце,
                    и будто поют нервы
Что-то возвышенное,
                    под аккомпанемент клавесина.


ДУШЕВНАЯ ПРОСТОТА

На перекрестках жизни нет указателей,
Пока живы, блуждаем обязательно,

То идем не туда, то встречаем не тех,
То форменная ерунда принимается за успех,

И где-то там, не за гран совершенно,
Ловимся на обман по простоте душевной.

И ее бедную сравниваем с криминалом,
А ведь все беды — что простоты мало!

Отсюда невзгоды, печали лишений.
Я все бы отдал по простоте душевной…

На перекрестках ломких, наивностью так чиста,
Плакала малым ребенком душевная простота!


ТИНА ЖИЗНИ

А даль манила, увлекала мечты полетом,
И бабье лето буйствовало безоглядно,
Но тина жизни затягивала. И еще что-то,
Показывая — кто есть кто, навязчиво и наглядно.

А даль манила своими воздушными замками,
Садами Семирамиды за жемчугами фонтанов,
Но тина держала, рутина цеплялась отчаянно,
Ворочаясь глухо и пыхтя встревоженно.

А даль пылала разноцветностью и прозрачностью,
А даль звала в туманности и бездонности,
Но тина затягивала, обволакивала своей невзрачностью,
Размывая последнюю веру в свои возможности!


О СПРАВЕДЛИВОСТИ

В уставшем мозгу
                    слегка копошились мысли,
И даже не мысли,
                    а жалкие их обрывки,
В коих царило
                    отсутствие всякого смысла,
Так жизнь шибанула
                    по голове и загривку.
В уставшем мозгу
                    лежала гладью апатия,
В ее прозрачности
                    витали слова великих
Такими легкими разноцветными пятнами
В атмосфере тягостной
                    и безликой.
В уставшем мозгу
                    две клетки проявляли активность,
Они, наверное,
                    где-то гуляли намедни, -
Стоит ли,
                    не найдя на земле справедливости,
Пытаться настойчиво
                    ее отыскать на небе?


ПОЗДНИЙ ВЕЧЕР

Мрак и слякоть давят извне,
Оттого, видно, сердце ноет,
Но стоваттная лампочка мне
Дарит чуточку летнего зноя.
Настроенья качельный скрип,
Непонятная гложет вина,
Будто в гадость какую влип,
Опускаясь до самого дна.
И внезапно — мысли удар,
Очень резкий, как пятью пять:
Глупость — это же божий дар,
Но не стоит им щеголять.
Психовать вроде нет причин,
Но звучит, давая настрой:
Пусть только в небе один,
На земле он — у каждого свой.
Жаль, умнеем мы слишком поздно
Тихой памяти дней сумасшедших.
А с небес печалились звезды,
Словно глаза ушедших.


И ВСЕ Ж…

Мы просто выдумали все -
И золотые купола,
И южный ветер, что несет
Обворожительность тепла.
И увлекательный зенит
В белесой дымке облаков,
И даже тайну, что манит
Под свой чарующий покров.
Мы просто погрузились в миф,
Где нас баюкал шепот волн,
Прекрасно было, был отлив,
И доносился легкий звон.
И пели нам колокола
О вечном счастье на земле,
Куст роз вовсю благоухал
И день приятностями млел.
Но домик карточный, увы! -
Красив, но как не прочен он!
И сочный изумруд травы
На высыханье обречен.
Мы просто выдумали все…
Дул ветер, падал мокрый снег.
Давно растаял этот сон,
И все ж, и все ж, по чьей вине?


Библиография:

Беляев, А. Стихи [Текст] / Александр Беляев // Созвучие : поэзия, музыка, проза / под ред. Г. П. Аверьяновой. — Свердловск-44 : Издательское агентство, 1994. — С. 176-180.

Никитич, А. «Звучала божественно дивная звездная арфа» [Текст] : философские этюды об идеальном и материальном / Александр Никитич // Наша городская газета. — 2001. — 14 ноя. (№ 46). — С. 6 : портр.

Никитич, А. Созвучие [Текст] : [подборка стихов] / Александр Никитич // Наша городская газета. — 1993. — 17 сен. (№ 38). — С. 10 : фот.

Никитич, А. Созвучие [Текст] : [подборка новых стихов] / Александр Никитич // Наша городская газета. — 1994. — 23 сен. (№ 38). — С. 9 : фот.

Никитич, А. Сумрак текущих рук [Текст] : стихотворения и поэмы / Александр Никитич. — Новоуральск : Парус, 1996. — 265 с. : ил.

Никитич, А. У кромки дня [Текст] : стихи и поэма / Александр Никитич // Звездные знаки. — Новоуральск, 1996. — С. 121-154 : портр.

 

Наверх

 

© дизайн, 2004, Василий Комаров
Наш адрес: 624131 Россия, Свердловская область, г. Новоуральск, ул. Первомайская, 11
Телефон для справок: (34370) 4-75-39