Центральная городская библиотека для детей и юношества г. Новоуральска
Email
Поиск
На домашнюю страницу Контактная информация Карта сайта
Для взрослых  
О нашей библиотеке
Каталоги и ресурсы
Детский
мир
Тебе, тинейджер
Для молодежи
Для
взрослых
Виртуальная справка
Сайт в каталоге Апорт


Яндекс цитирования

 

У вас растет мальчик

Откуда они — такие? : отечественные традиции воспитания мальчиков

Древняя Русь

Первое письменное свидетельство о воспитании мальчиков на Руси в привилегированной княжеско-боярской среде можно встретить в начальной русской летописи — «Повести временных лет» там, где говориться о юных годах сына Игоря Старого и Ольги — Святослава.

Маленький князь воспитывался, прежде всего, как воин, и не будущий, а как бы уже действующий, символически подающий пример дружине броском копья или выстрелом из лука.

Полтора века минуло со времен Святослава Игоревича, когда был написан замечательный памятник литературы — «Поучение Владимира Мономаха своим детям» - свод жизненных правил, которые завещал своим потомкам православный князь, праправнук Святослава.

Важно проследить, что в принципах воспитания князя осталось неизменным со времен X в., а что появилось совершенно нового. Прежним осталось представление о предпочтительности скромного образа жизни, близости к дружине, военной доблести. «На войну выйдя, не ленись, — пишет князь, не полагайся на воевод, ни питью, ни еде не предавайтесь, ни спанью; сторожей сами наряживайте и ночью… около воинов ложитесь, а вставайте рано». Постоянная ратная выучка и боеготовность, подвижный образ жизни диктовались условиями бесконечных княжеских междоусобиц, возобладавших на Руси к XII в. и борьбы с постоянными вторжениями степных кочевников.

Новым же было христианское воспитание, знание церковного учения, следование святым заповедям. Частью образа жизни становится соблюдение молитв. Появляется понятие грехов, которые богобоязненный человек должен исправлять всю жизнь, призывая на помощь Бога.

Еще одно новое достоинство, которое ценит Владимир Мономах, — учение. «Чего не умеете, тому учитесь — как отец мой, дома сидя, знал пять языков, оттого и честь других стран». Ранее, при Ярославе Мудром, предпочтение в образовании, похоже, отдавалось скорее девочкам.

Показательно, что именно в первые годы правления Ивана IV, когда осуществлялось укрепление государственного аппарата, видный деятель совета ближайших людей при молодом царе Избранной рады игумен Сильвестр, составил «Домострой», ставшую нарицательной книгу об устройстве семейных отношения. К теме этого материала «Домострой» имел прямое отношения — книга начинается с «Наставления отца сыну». Отец «вразумляет» сына и его родных и домочадцев жить «по-христиански».
Кончается книга непосредственно обращением Сильвестра к сыну Анфиму. Отец хвалит сына за то, что тот состоялся как государственный чиновник и лицо, доверенное у царя. Кроме верного христианского благочестия, игумен особенно отмечает значение для сына царского расположения и «пожалования». Сын должен оправдывать свое высокое положение. В общем, человек должен руководствоваться в жизни примерно тем же, что и по «Поучению Владимира Мономаха», но при этом прежде всего думать о государевой службе.

Вот «Повесть о Горе-Злосчастии». В этом анонимном стихотворном произведении «молодец», забыв о родительских наставлениях, нажив «пятьдесят Рублев», пропил свое имущество с сомнительными друзьями. «Смирение» и «вежество» — вот что ставится в «Повести» во главу угла при достойном поведении юноши.

Однако через 10-15 лет, не ранее 1680 г., появляется еще одна известная «Повесть» — О Фроле Скобееве. Этот герой, молодой обедневший дворянин, открыто бросил вызов дедовскому укладу в быту и… преуспел. Прежде всего Фрол отстаивает свое право жениться по любви. Похожая на сказку история, как будто бы действительно имела место и соответствует морали пробивающихся в люди носителей преобразовательного начала — Фрол Скобеев прямо предвосхищает Александра Меншикова. Характерно, сто в «Повести о Фроле Скобееве» лексика новая — «банкеты», «фатера», а герой выделяется в обществе светским обхождением. Такие молодые люди уже появились в боярской, дворянской и купеческой среде, и, хотя власти боролись с ними, как в советское время со стилягами, их время уже наступало.

Да полированы

«Будет младых всех разум и политикованны…»
Такое пожелание выражал в 1725 г. Федор Журавский в пьесе-оратории «Слава печальная», посвященной памяти Петра I и поставленной учащимися госпитальной школы в Москве. Подчеркнуто витиеватый, с заимствованиями европейских понятий язык литературы этого периода передает основные представления о воспитании прежде всего дворянской молодежи, сформировавшиеся уже к тому времени: необходимо «полировать» ее нужными для преобразования страны знаниями и умениями и «политиковать», т. е. давать понятия о правилах поведения в высшем публичном обществе, появившемся с первых придворных ассамблей.

Вначале воспитание в духе затей молодого царя-реформатора было во многом стихийным, по наитию. После поражения в 1700 г. под Нарвой последовали более серьезные распоряжения Петра. В самой России появились «навигацкие школы», служба стала пожизненной… Была введена «Табель о рангах», открывшая перспективы карьеры и допускавшая получение дворянства людьми «снизу». Наконец, указом 1714 г. им вменено образование в обязанность. Для порядка сделали регулярными смотры дворянских недорослей.

Многие недоросли, едва научившиеся читать по складам и считать, отправлялись в армию и на флот, самые способные продолжали образование в навигацких школах. Следующей ступенью становилось обучение по своей специальности за границей с обязательным возвращением к месту службы. Недворянские способные дети зачислялись в цифирные школы.

К концу петровского времени уже сформировалась особая молодежная среда «студиозусы».

Обычное воспитание в дворянской семье второй половины XVIII в. известно по комедиям Фонвизина «Бригадир» и «Недоросль». О том же написал и Пушкин в «Капитанской дочке».

Проект 1768 г., внесенный в Уложенную комиссию, предусматривал повсеместное открытие народных училищ — деревенских и городских, начальных и средних, отдельно — для иноверцев.

Единственным в своем роде стал тогда проект открытия «дядских школ» для крепостных слуг, которых должны были специально готовить в «дядьки» для воспитания дворянских детей.

Школьная реформа стала быстро осуществляться с 1782 г., когда ее проведение возглавил приглашенный в Россию преобразователь учебной системы в Австрийской империи Федор (Теодор) Янкович де Мириево. Австрийский опыт создания непрерывной системы образования — от начального до высшего — тогда можно было считать образцовым. Наиболее примечательным было в это время открытие в Петербурге учительской семинарии как воспитательной составляющей просвещения, где преподавали академические профессора, а учились бывшие семинаристы. Впервые в России появилась классно-урочная система, приведшая к формированию классов в несколько десятков человек. Это, конечно, изменило атмосферу в школе, привнеся туда большее коллективное начало и иное отношение к уроку, и пребыванию в месте учения. Можно говорить о том, что с конца XVIII в. уже по всей России возникает своеобразная субкультура учащихся — с самосознанием, своими традициями, установками, неписаными правилами (взаимопомощью, воздействием на учителей), со своим фольклором.
Между прочим, Янкович впервые пытался запретить телесные наказания учеников в «Руководстве для учителей».

Школьная система к концу века успела охватить привилегированные сословия на уровне губернских центров и кое-где — уездных городов (но там были всего лишь двухлетние училища).

Но значительная часть дворянских детей и тем более приобщавшихся к учению недворянских продолжали пользоваться услугами домашних учителей и воспитателей. Только теперь все чаще приглашали уже настоящих специалистов — хорошее учение все-таки начинало цениться.

«Век Просвещения» принес в сознание обучаемых молодых людей в России представление о значении знаний и книжной учености в жизни. Появилось и сознание внутренней духовной свободы — несмотря на несвободу социальную и политическую, и понятие об умственном развитии. Главным же при всех уровнях воспитания — оставался девиз пушкинского Петруши Гринева — «Береги честь смолоду».

Кузнецов, А. Откуда они — такие? [Текст] : отечественные традиции воспитания мальчиков / А. Кузнецов // Библиотека в школе. Приложение к газете «Первое сентября». — 2004. — Июнь (№ 12). — С. 12-14; Сент. (№ 18). — С. 15-18

 

 

 

 

Наверх

 

© дизайн, 2004, Василий Комаров
Наш адрес: 624131 Россия, Свердловская область, г. Новоуральск, ул. Первомайская, 11
Телефон для справок: (34370) 4-75-39